Черный юмор, феминизм и дьявольские осьминоги: 8 фильмов Ирландского фестиваля

Черный юмор, феминизм и дьявольские осьминоги: 8 фильмов Ирландского фестиваля
В четырех городах России, в числе которых Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург и Новосибирск, с 11 по 22 марта прошел 13 Ирландский кинофестиваль. В рамках смотра было запланировано двенадцать фильмов, но, к сожалению, в связи со вспышкой коронавируса и карантином, удалось посмотреть только восемь из них. С ирландским кинематографом современный российский зритель может быть знаком по работам братьев Макдонахов. Три года назад у Мартина Макдонаха вышла ошеломительная драма «Три билборда на границе Эббинга, штат Миссури», которая получила семь номинаций на «Оскар», в том числе за «Лучший фильм». Взяли, однако, награды только актеры ленты Фрэнсис МакДорманд и Сэм Рокуэлл. Также в послужном списке братьев числятся картины «Однажды в Ирландии», «Семь психопатов», «Залечь на дно в Брюгге» и «Голгофа». Их объединяет неординарность и зачастую двойственность персонажей, отменный черный юмор, незаурядные истории, а также великолепная комбинация комедии и драмы. Это - умное, тонкое кино, которое может быть и грустным, и смешным. Держат эту планку и фильмы, показанные в рамках 13 Ирландского Кинофестиваля. В картинах продемонстрирована умелая комбинация различных направлений, тонкий черный юмор и умение выходить за рамки жанра. Организаторы решили зайти с козырей и открыть фестиваль комедийным хоррором «Пара нормальных» (Майк Ахерн и Энда Логман). Перед нами мир, где паранормальные явления считаются нормой, а люди живут с добродушными призраками бок о бок, пока те, по неопытности, вселяются не только в людей, но и в предметы - тостер, ветку, картофель фри и тд. В центре сюжета - сорокалетняя одинокая Роза (Маив Хиггинс) - дочь известного парапсихолога Винсента Дули (Ристерд Купер), отказавшаяся от своих способностей из-за чувства вины за смерть отца. Неожиданно к ней за помощью обращается вдовец с нелепо-смешным именем Мартин Мартин (Бэрри Уорд), который хочет избавиться от назойливого призрака жены по просьбе дочери Сары (Эмма Коулмэн). Дело уходит в совершенно иную сторону, когда переживающая черную полосу в жизни поп-звезда Кристиан Уинтер (Уилл Форте) решает вернуть себе былую славу и добраться до заветной Грэмми при помощи черной магии - для этого он планирует принести в жертву Сару. По сути, история является рефлексией на темы принятия смерти близкого, отпущения прошлого, обретения веры в себя, борьбы с чувством вины, творческого кризиса и дьяволопоклонничества со стороны представителей шоу-бизнеса - это, кстати, довольно живучая теория, объясняющая колоссальный успех и трагическую судьбу некоторых звезд. Но при этом фильм имеет оригинальную, свежую и яркую форму, а само зрелище максимально упоительное. Руководствуясь устоявшимися со времен «Изгоняющего дьявола» и «Охотников за привидениями» представлениями об одержимости, заклятиях и изгнании призраков, Мартин и Роза ездят по городу в поисках эктоплазмы, чтобы намазать ее на лицо Сары - это должно спасти ее от заклятия осатаневшей поп-звезды. В это время, облаченный в вычурные одеяния Кристиан готовит у себя в древнем, похожем на особняк Хью Крэйна поместье варево из волос девственницы и собственной крови, обсуждая между делом бытовые вопросы с невежественной и надоедливой подругой Клаудией (Клаудия О’Доэрти). А между делом бедного вдовца донимает призрак жены - даже после смерти она навязывает ненавистные рубашки, запрещает есть пончики и встречаться с другими женщинами. Коллаборация сюжетных линий идеальна, а тонкость юмора и комичность передряг умело подчеркнул композитор Джордж Бреннан. Отлично сработал и оператор Джеймс Мэтер («Фрэнк») - прекрасно подана эстетика ирландской глубинки с ее разноцветными миленькими домишками и природными безлюдными просторами, окутанными то естественным дневным светом, то кроваво-красной луной. Даже сложно сказать, кто больше солирует в картине - Маив Хиггинс, Берри Уорд и Уилл Форте здесь одинаково прекрасны. Особенно впечатляют преображения Уорда, когда тело его героя становится пристанищем для ряда призраков - от похотливого старикашки, до его стервозной и властной жены. Речь идет не только о мимике и жестах, но и о невероятно комичной трансформации акцента, так что фильм показано смотреть исключительно в оригинале с субтитрами. Предупреждение: чтобы насладиться картиной, желательно иметь иммунитет к разрывающимся на части козлам и девушкам, а также не кривиться от шуток про детоубийства и родов во время схваток с демонами. За картиной Ахерна и Логман последовало «Ирландское темное», и речь не о национальном напитке. Лента со столь оригинальным названием - это сборник короткого метра в жанре хоррор, где некоторые из работ, подобно «Паре нормальных», приправлены смесью черной комедии и едкой сатиры. В сборник вошел метр «Любящий Алекс» (Джейми Хупер), снятый в стиле «Черного зеркала». Это - не совсем новая, забавная, но пугающая история о ревнивом приложении с получеловеческими эмоциями, а также рефлексия на темы отрезанности от реальной жизни и неуправляемости технологий. Другая короткометражка, также снятая в жанре научной фантастики, называется «Спешу на помощь» (Поди Бэггот). Согласно сюжету, в постапокалиптической ирландской глубинке самоуверенный, но не вполне дееспособный американский пилот терпит крушение и попадает в дом к властной неуравновешенной женщине и ее с виду кроткой дочери. Добротный камерный хоррор о доминировании женщин, выживании и безумии в эпоху постапокалипсиса, балансирующий между «Кловерфилдом 10» и «Мизери». Забавная сатира «Автобус до Дублина» рассказывает об оказавшихся в замкнутом пространстве людях, которые начинают проявлять свои низкие и неожиданно хорошие качества во время зомби-эпидемии. В «Стэфани» (Фергал Костелло) главная героиня также либо заражена неизвестным вирусом, либо одержима духом - бесконтрольно она трансформируется в машину-убийцу, в результате чего может навредить невинным людям. «Что-то пошло не так» (Фергал Костелло) - комичный шарж на закулисную жизнь неуклюжего чувствительного маньяка, который то и дело обжигается сигаретами, слушает музыку и не всегда удачно пытается убивать людей. В «Сломи нас, если сможешь» умело рассказана история о раскрытии маскулинности и обнажении истинного лица героев во время ограбления банка. Весьма интересен самый короткий метр под названием «Стирка» (Гарри Купер). Погруженный в полное безмолвие эпизод словно вырван из одной больной истории, начало и конец которой могут простираться Бог знает до куда. Картина работает со страхом перед незнакомцами, чужаками и создает ощущение, что опасность может прийти хоть откуда, она даже может сидеть рядом с тобой в эту секунду. Ошеломительна картина «Молоко» дебютанта Джека Рейнора, замеченного ранее в «Солнцестоянии» Ари Астера. В центре сюжета - одинокий фермер, искоренивший в себе все человечное, дабы выжить во время Великого Голода в Ирландии. Однажды герою является призрачный образ женщины, после чего для него просачивается луч света в непроглядной тьме. История вдохновлена древней ирландской мифологией и традиционными японскими легендами, записанными писателем Лафкардио Хирном на рубеже XIX-XX веков. Кажется, Рейнор вдоволь прочувствовал влияние Астера. Его работа визуально впечатляюща, психологически тяжела, умело сочетает тьму со светом и, несмотря на хронометраж, очень многословна. Черно-белая пустынная местность создает ощущение витающей в воздухе смерти. То ли Бергамном, то ли Шестремом веет от кадров с безликой женщиной посреди кладбища, раздающимся из-под земли детским плачем, умирающим под деревом нуждающимся. Так и стоит в ушах пение птиц в титрах, которое словно является одним из немногочисленных признаков жизни на выжженной голодом земле. "Другая женщина" с "Благими намерениями": что снимали после Ингмара Бергмана Разговор о свете посреди тьмы был весьма кстати, так как следом идет сборник свежих и остроумных комедийных короткометражек Изумрудного острова. В метре под названием «Процессия» Джеда де Бри показана безмолвная, но карикатурная картина, явно снятая под впечатлением от «Антракта» Рене Клера. Через весь город под национальную музыку движется похоронная процессия, в то время, пока кто-то пьет, кто-то паясничает, а кто-то, по обычаю, рубит мясо - больше действо напоминает карнавал. В «Мэри» паренек случайно разрушает статую Святой Марии, вокруг которой строится спокойствие всего городка, и решает переложить вину на старшего брата. Остроумная сатира о невежестве, поиске козла отпущения и последствиях лжи, но также и о торжестве совести. В трогательной и весьма неплохо отрисованной ленте «Летучий друг» Шеннона Игана одинокий мальчик Арчи находит друга в лице раненой летучей мыши, благодаря чему учится дружбе и ответственности за близких. Интересно и смешно Мелисса Кулан сконструировала «Черезкряк», который, по сути, является шаржем на мир людей. Это - история о вышедшей из себя лисе, сну которой помешал до боли раздражающий «кряк» назойливой утки. Тонко шутит о предвзятом отношении к Поколению Z «Барбершоп», давая урок невежде-стилисту, смеющемуся над якобы глупым подростком. Предлагает увидеть мир глазами привидений в карикатурной форме «Ночлежка призраков», где покой семьи из иного мира нарушается, когда в «их дом» заезжают пьющие и курящие молодые дебоширы. Выделяется невероятно забавная и «неудобная» комедия «Дамское». В ней стеснительный парень перед свиданием попадает в серию дискомфортных ситуаций - то кофе на себя прольет, то неожиданно наткнется на нежелательных знакомых, а то и вовсе по ошибке попадет в женский туалет, где будет вынужден прятаться и слушать женские сплетни. Поучительная история и отличное воплощение ситуации, в которую все так боятся попасть. В отдельном порядке хочется отметить картины «Отец, Отец» Майкла МакДоуэла и «Ясновидящий» семейства Глисонов, где играют Донал, Брайан и Брендан. В последней работе харизматичный ясновидящий на пенсии вынужден ходить на телевизионные передачи по настоянию сыновей-манипуляторов. Черная комедия изобилует точными наблюдениями о семейных отношениях, взаимных обидах, славе, наследии и вере в потустороннее. А чего стоит актерское исполнение - до сих пор перед глазами стоит лицо Донала Глисона, отражающее вселенскую тоску, бессилие, усталость и готовность принять смерть. «Отец, Отец» - уже более жизнерадостная картина, представляющая до невозможности едкую и смешную сатиру, полную неожиданных уморительных твистов. В центре сюжета - имеющий богатое прошлое священник, терзаемый сомнениями о своей богоизбранности. Также в картине подняты темы предназначения, судьбы и ответственности за поступки. Следующий фильм называется «Другой» или в оригинале «Дыра в земле». Снял его Ли Кронин, отметившийся до этого в альманахе «Несколько минут после полуночи». Картина рассказывает о молодой девушке Саре (Шана Керслэйк), которая вместе с сыном Крисом (Джеймс Куинн Марки) переезжает от мужа-садиста на окраину небольшого городка. Однако идиллией и компанией друг друга им суждено наслаждаться недолго. Вскоре Сара и Крис наталкиваются в лесу на огромную дыру неизвестного происхождения, похожую на воронку от метеорита. После этого Крис начинает вести себя странно, а одна местная сумасшедшая (Кати Оутитен) и вовсе заявляет Саре, что мальчик - не ее сын. Фильмов о детях, одержимых духами, рожденных от Сатаны, похищенных пришельцами, да и просто детях с садистками наклонностями не счесть. Одного старого «Омена» только четыре части, плюс ремейк, плюс картины, названия которых не совсем соответствуют содержанию - например, «Омен: Перерождение» повествует о призраке венгерского серийного убийцы, а вовсе не о сыне Дьявола и в оригинале называется «Вундеркинд». Одним словом, картин столько, что по части содержания и страшной составляющей становится выкрутиться все сложнее. Но оказалось, что ирландец Ли Кронин все понимает и делает ставку на амбивалентность происходящего, общую накатывающую напряженность, а также берет вектор в сторону иных картин про материнство с психологическим уклоном («Реинкарнация», «Бабадук»). Вместо однотипных скримеров, которые уже порядком поднадоели (да и Джеймса Вана сложно переплюнуть), под меланхоличные композиции Стефена МакКеона мы наблюдаем, как Сара то ли постепенно впадает в параноидальную шизофрению, то ли становится свидетельницей необъяснимых и практически не заметных для окружающих, но не для матери изменений в поведении сына. В этом контексте, умело обыграны одержимость матери за безопасность своего ребенка и страх однажды не узнать в нем «знакомую» личность в совокупности с мифологическими страшилками о подмененных детях. По части «бу-моментов» фильм также будет ближе к вышеупомянутым картинам. Страх тут достигается за счет общей атмосферы и прогрессирующего психологически тяжелого состояния Сары, хотя есть пара моментов с поеданием мальчиком пауков и крупными планами его ангельски-зловещего лица. Порадовала Шана Керслэйк, проникновенно передавшая состояние своей героини, и Джеймс Куинн Марки, образ которого вышел правдоподобно пугающим. Так же отрадно было увидеть Джеймса Космо («Игра престолов», «Сыны анархии», «На игле», «Троя») и музу Аки Каурисмяки, Кати Оутитен, в роли той загадочной пожилой дамы, предупреждавшей Сару об опасности. Уж очень жутко она появляется на дороге в самые неподходящие моменты. Отдельная благодарность оператору Тому Камерфорду за приятные, слегка золотистые теплые тона, завораживающие кадры ирландского леса и качественную камерную картинку, создающую нагнетающую атмосферу в доме. «Грэбберсы» Джона Райта представляют такой же жанровый коктейль, как и «Пара нормальных», только место мистики тут занимает научная фантастика. Около небольшого ирландского острова в море падает нечто из космоса. Тайна неизвестного объекта проясняется быстро - этим «нечто» оказываются кровожадные осьминогоподобные пришельцы (некие мини-кракены из «Сундука мертвеца»), в которых поддерживается жизнь за счет воды и крови. Вскоре местные жители начинают находить мертвых китов на пляже, рыбаки и целые семьи бесследно исчезают, а местный чудак Пэдди (Лалор Родди) разносит молву, что держит прямо у себя в ванной морское чудовище. Об угрозе узнают местный полицейский О’Ши (Ричард Койл) и его новая напарница из дублинского централа Лиза Нолан (Рут Брэдли). Им удается нащупать уязвимое место монстров - оказывается, для них смертельно опасен алкоголь. Блюстители правопорядка вынуждены организовать оборону вокруг местного бара, где собираются все граждане, которым велено напиться чуть ли не до смерти. Им нужно продержаться одну ночь до отступления шторма. В помощь - литры алкоголя, детские водяные огнеметы и иные плоды собственной изобретательности. Комизм происходящего зашкаливает, начиная от тандема главных героев, заканчивая абсурдно смешными ситуациями, которые протекают под качественно подобранную музыку. Койл потрясающе исполняет роль полицейского-алкоголика, который не гнушается ездой на машине в пьяном виде и обладает занимательным чувством юмора - тут впору упомянуть его пародию на мертвого краба. Из-за своей эксцентричности он постоянно вступает в стычки с коллегой-трезвенницей Лизой - завязка love story. Ближе к середине происходит забавная рокировка. Когда все собираются в баре, где надираются даже старики и святой отец, О’Ши идет на риск (!) и отказывается от алкоголя - на этом фоне анекдотично контрастирует Лиза. Маленькие грэбберсы - совершенно умилительные дьяволята. От этой очаровательности их зловещая сторона выглядит еще более забавно. Наблюдать, как они хозяйничают в пустом баре под Bop-A-Lena Ронни Селфа - сплошное удовольствие. К слову о композициях, музыкальные решения Кристиана Хенсона особенно удачны. Во многом комизм в фильме создается за счет нарочито зловещей музыки, которая в любую минуту может быть разбавлена нотками загадочности или легкой комедийности. Часто бывает, когда смешные моменты сопровождаются серьезными мотивами и наоборот. Операторская работа, за которую отвечал Тревор Форрест, особенно хороша. В его руках пустынные пляжные пейзажи Донегола расцветают, а камера не боится «импровизировать» - она может двигаться от лица (или того, что вместо него) грэбберсов, при помощи «трясучки» придавать динамики во время погонь, повторять движения пьяной Лизы, подчеркивая ее состояние и заставляя зрителя самого вспомнить, каково это, когда плывет все вокруг. Совершенно отличается от всего ныне увиденного работа обладательницы двух наград Берлинского фестиваля («52 вторника») Софи Хайд. Ее новая картина называется «Дикие» или на иноязычную манеру - «Животные», что более точно передает поэтику фильма. Лаура (Холлидей Грейнджер) и Тейлор (Алиа Шокат) вот уже много лет не разлей вода. Сейчас им около тридцати, но выглядят и ведут себя они, как двадцатилетние девчонки. Днем - алка-зельтцер, вечером - ресторан, ночью - клуб, и так по кругу. Жизнь утекает сквозь пальцы, Тейлор довольствуется праздной жизнью и работой по найму, а Лаура мечтает стать писательницей, но накропала всего десять страниц за десять лет - ну а что, Эзра Паунд работал над своим «Кантосом» целых пятьдесят семь. Отправной точкой для перемен стал роман Лауры с подающим большие надежды пианистом Джимом (Фра Фи). Девушка начала пытаться структурировать свою жизнь, но из-за этого стала отдаляться от подруги, которая не теряет надежды вновь переманить Лауру на сторону зла. Первое, что бросается в глаза и о чем хочется говорить бесконечно - это форма. Художники Луиз Мэтьюз и Ренате Хеншке поработали над стилем главных героинь так, что они могли бы поконкурировать с Крэрри Брэдшоу и ее подругами. Облачившись в безупречные наряды, они посещают ночные клубы, модные рестораны, бары и богемные квартирные тусовки, прелести коих показаны во всей красе - фильм не стесняется крупных планов мочи, горящих лобковых волос, кунилингуса и мастурбации, не выходя при этом за строгие рамки эстетики. За безупречной стилистикой и на первый взгляд заурядной историей о пагубном влиянии «плохой» подруги, которая мешает развитию love story, скрывается глубокая работа Софи Хайд с темами, посвященными внутренним барьерам, женской психологии и феминизму. Праздная жизнь тут показана не только ради самого действа, а чтобы продемонстрировать, насколько глубоко героини закопались от своих страхов, боли, проблем, реальной жизни, самих себя и как сильно они боятся прикоснуться к новому и «настоящему», несмотря на то, что каждый день рискуют «откинуться» от безумного количества алкоголя и наркотиков. Они, как тот паук из рассказа Лауры, что запутался в паутине: боятся испытать боль от осознания нависшей над близкими смерти, боятся приближения собственной старости, быстротечности времени, серьезных шагов, оказаться недостаточно талантливыми, оказаться не в состоянии преодолеть кризис как личностный, так и творческий. Фильм мчится, заставляя прочувствовать этот водоворот из которого, даже несмотря на желание изменить свои жизни и колоссальное количество постыдных ситуаций, трудно выбраться. Мы буквально ощущаем быстротечность и вместе с тем ценность времени, которое не должно состоять из «пустой траты хорошего развлечения». Иначе королева вечеринки рискует оказаться посреди хаоса в собственной рвоте и с короной на полу. Приятно удивляет и мудрый взгляд на тему феминизма, который тут не просто задвигает или принижает мужчин, а смотрит свежо на старые традиции и видит женскую силу в независимости и свободе, прежде всего - свободе выбора. Женщина тут может быть счастлива, находясь в отношениях с любимым мужчиной, может она и отказаться от этого по воле чувств, есть у нее и сила следовать зову сердца, идти к мечте и самой решать, какую жизнь она хочет прожить. «Животные» - это не о том, как плохо употреблять алкоголь и наркотики и не про дурную компанию. Это - не история преодоления преград на пути к любви. «Животные» - это вереница событий, проходя через которые человек учится, преодолевает страхи, экзистенциональный кризис и приходит к себе настоящему. Это - о творчестве и истинной женской силе. Это - глубокий, открытий разговор о сокровенном и тонкая работа с чувственностью и женской природой. "Очень женские истории": Телесное. Интимное. Правдивое Следующая работа, снятая Йеном Фитцгиббоном, сосредоточена на разборках одного семейства в городке с названием-палиндромом Дроморд. Дэдди Маннион (Пэт Шорт) владеет в поселении большинством бизнесов; его первая жена умерла, и сейчас он в супружестве с Сарой (Чарли Мерфи) - бывшей возлюбленной и любовницей своего старшего сына - Догги (Питер Кунан). Последний после смерти матери успел отсидеть в психушке и сейчас управляет бизнесом по предоставлению секс-услуг из фургончика, находящегося глубоко в лесу. У младшего сына Дэдди, Мартина (Мо Данфорд), дела идут хуже - прогорел его очередной бизнес. Сара коротает свои несчастливые дни, помогая мужу с делами, пытаясь воспитывать дочь-подростка, навещая Догги и «спариваясь» с Мартином. Ах да, еще Догги нанял двух дельцов - Пачо (Эйн Джехеган) и Ти-Джея (Чарли Келли), чтобы те следили за его отцом и Сарой. Вот такая паутина. Выпутывается из нее фильм весьма интересно и неординарно. Добрая часть хронометража под меланхоличные композиции Стивена Ренникса («Комната», «Фрэнк») протекает достаточно медленно, но забавно. Герои перекидываются взаимными ненавистными взглядами, упреками и проклятиями, беседуют в серьезно-комичной манере, переполняются ненавистью друг к другу, а порой картина выдает неожиданные финты, вроде мазохистских наклонностей Дэдди. Повсюду будто расставлены пороховые бочки, каждая из которых в итоге взрывается - разрешается конфликт в лайтовом духе Тарантино, а один из финальных твистов слегка отдает манерой Гая Ричи. Единственное, «В тихом омуте» больше не про распри - их время уже прошло. У героев осталась только ярость, которой вот-вот суждено выплеснуться наружу. Но изменится ли что-то после того, как дать ей волю и «устранить» проблему - большой вопрос, следует перво-наперво покопаться в себе. К слову, за раскрытием персонажей наблюдать - одно удовольствие. Они неоднозначны, со своими прегрешениями, проблемами и слабостями. Прекрасен Пэт Шорт в роли алчного бизнесмена и жестокого родителя, который не гнушается даже тем, чтобы вывихнуть руку собственному сыну. Данфорд умело передает баланс между беспомощностью, отчаянием и гневом, а Кунану отдельный поклон за образ ежесекундно борющегося с собой отшельника. Много для фильма значит тема отзеркаливания и двойственности. Дроморд является своего рода зеркалом для каждого из героев, которые показывают в нем свое истинное лицо. Само собой, и название выбрано не зря - городок полностью отражается в черном озере, вода которого мутна настолько, насколько прогнившим является сам Дроморд. В нем будто не просто видишь отражение, а сталкиваешься со своей двойственной природой, которую город в буквальном смысле вытаскивает. Складывается ощущение, что даже Пачо и Ти-Джей, которые недолго пробыли в Дроморде, покидают его уже совершенно иными людьми, словно что-то от их души осталось в том самом озере. Кстати, оригинальное название фильма - «Dark Lies the Island», что расставляет все по своим местам. Удивляет картина Ивана Кэвэна - «Вечно молодой» или «Не состариться». Ее действия разворачиваются в маленьком городке на Калифорнийской тропе в 1849-ом году. Ирландский гробовщик Патрик Тейт (Эмиль Хирш) живет вместе с детьми и женой Одри (Дебора Франсуа) в уединенном доме близ небольшого поселения. Заправляет всем местный священник, который восхваляет «святой город», возведенный путем истребления коренного населения, и запрещает в нем любые акты греха. Вскоре на горизонте появляются три охотника за головами во главе с неким Альбертом (Джон Кьюсак). Они выкупают гостиницу и организуют там бордель с литрами алкоголя, азартными играми и прочими прелестями, которых были лишены местные жители. Уже через месяц земля окропилась первой кровью. По сути, мы имеем дело с одной большой метафорой - красивой, но слегка топорной и бьющей в лоб. Город, где происходят действия - «предприятие» кровавое, жители его лицемерны, церковь далеко не свята, а люди беспокоятся только за свое благополучие. Как только появляется обитель греха, горожане, естественно, начинают туда тянуться, показывая свое истинное лицо. А Патрик, к имени которого Альберт добавляет слово «святой», не может противостоять напору бандита, нехотя водит с ним дружбу и получает за каждый труп по серебрянику. Таким образом городок неумолимо катится в бездну. То, что там происходит - это наказание за попытку строить «рай» на костях, изобличение каждого в отдельности, в том числе церкви, которая отказывает в помощи, вынуждая обращаться за ней к преступникам. Приятно радует темп и несколько ложных удочек, обманывающих ожидания. В некоторые моменты, особенно вначале, когда картина еще предстает некой загадкой, напряжение нарастает до предела. Кажется, что вот-вот начнутся кровавые расправы, изнасилования и иные зверства в духе Тарантино. Однако фильм выполнен в неожиданно медленнотекущей марене, что сперва удивляет, но затем радует, так как это выделяет ленту на фоне подавляющего числа вестернов. К тому же, невозможно мрачная и упадническая атмосфера выдержана здесь превосходно - под конец разговоры о лучшем будущем уже кажутся печально-смешными. А некоторые кадры (например, с повешением девочки) особенно впечатляют и ужасают. Визуально фильм ошеломляет - операторская работа на высоте. Пирс Макгрейл потрясающе передает эстетику окутанного богатой осенней листвой и легкой дымкой леса, злачных мест и погруженных в тьму проселочных дорог, где лица бандитов можно разглядеть только от света факела. Также тонко сочетаются с картинкой и настроением ленты плавающие от умиротворения до грузности композиции Гаста Вальтцинга.
Источник: https://sobesednik.ru/kultura-i-tv/20200324-chernyj-yumor-feminizm-i-dyavo
23:52
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!