Борис Грачевский: Рукописи не горят, "Ералаши" тоже

Накануне Нового года именитый режиссер и сценарист откровенно поговорил с корреспондентом Sobesednik.ru. Есть знаменитые люди, которых любят, а есть - к которым относятся с равнодушием. Бориса Грачевского любят в нашей стране все - от мала до велика. Несколько аккордов заставки киножурнала «Ералаш», который создал этот талантливый человек, заставляют улыбаться и мальчишек с девчонками, и их родителей уже 46 лет. Анализ ДНК показал: Филипп похож на отца на 80% В апреле этого года жена Екатерина родила Борису Юрьевичу второго сына, Филиппа. - Младший сынок - очень интересный человек, - рассказывает Грачевский, - изучает мир, общается с нами, возится с игрушками. У него уже есть свои приоритеты в еде. Как и папа, обожает мясо, хоть и мелко порубленное, но ест с удовольствием. Как и я, Филипп терпеть не может овощи. Он их ест, конечно, но чертыхается. Сын слушает Моцарта, Чайковского, Шопена и детские песенки, обожает музыку Владимира Шаинского. Есть одна удивительная вещь: как только мы включаем ему песню «Мальчишки и девчонки», он начинает радостно улыбаться. Еще обожает смотреть на эмблему «Ералаша», которая ему настолько нравится, что он начинает махать руками. У меня есть фотография, на которой я совсем махонький - копия Филиппа. На втором месяце беременности мы с моей Катей делали ДНК. В результате анализа написано, что 80% - от папы и только 20 - от мамы. Кошмар! Надо поровну. Шучу, конечно. Моя младшая дочь Василиса совсем маленькой тоже была моей копией. Мама попросила от нее отстать - Мое творчество в «Ералаше» началось с того, что в одном из выпусков я «сыграл» фото преступника. Эта фотография до сих пор жива. Меня на ней даже родная мама не узнала. Жуткая рожа, грим был сложный. «Мама, - спрашиваю я, - это кто?» «А я откуда знаю», - отвечает она. «Мама, - не унимался я, - ты его хорошо знаешь». «Иди ты на фиг со своими шутками дурацкими. Отстань от меня. Не знаю я этого человека», - рассердилась на меня мама. «Мам, это я». - «Нет, не ты!» Продать «Ералаш»? - Предложения купить у меня «Ералаш» возникают периодически, не буду открывать пока их сути. Лет пятнадцать назад я их даже не принимал. У меня была злоба, обида какая-то: с чего это я должен продавать мое любимое дело?! Сегодня есть экономические формы, благодаря которым возможно оставить управление мне, а права передать тому, кто купит «Ералаш». Какая-то боязнь у меня существует, но работать стало тяжело. Министерство культуры лишило нас финансирования. Я понимаю, почему мне на «Ералаш» не дают денег: потому что негодуют мои коллеги, которые каждый год бьются, чтобы им выделили средства на их детские фильмы, которые никто, к сожалению, смотреть не будет. Это форма бизнеса - выпросить денег, а не искусство. Денег им не выделяют, а мне выделяли каждый год! «Да чтоб Грачевский провалился, скотина такая, опять ему дали деньги!» - считают они. Их не интересует то, что сделанное на эти деньги видит вся страна, что у нас два миллиарда триста миллионов просмотров, два с половиной миллиона подписчиков. И это только злит моих завистников. Надо найти сценарий, детей. Всё непросто. Да, не всегда получается прямо так, как мне хочется. Со стороны кажется, что это всё фигня. Сколько раз пытались сделать так, как делаю я, только что-то ни у кого ничего не получается. Если какой-то режиссер снимет так, как я хочу, для меня это колоссальное счастье. Вот и всё. Но мы теперь бегаем сиротками, ищем возможности, что кто-то нас поддержит. «Кроме народа, нас никто не любит» - эту фразу Людмилы Гурченко я могу сказать применительно к себе. Вчера мы с женой делали КТ легких, к нам подошел большой седой дядька. «Это счастье, что я вас вижу живьем, - сказал незнакомец. - Вы знаете, что вы сделали для меня, для всех нас, для нашего детства? Вы же тот самый великий Грачевский!» «Какой же великий?..» - смутился я. «Поверьте, я и сейчас с наслаждением смотрю "Ералаш" и радуюсь», - сказал мне на прощание этот человек. Ценю такие моменты, всегда останавливаюсь, общаюсь с людьми, даю автограф. Я понимаю, что это искренняя любовь, которую нужно ценить. В «Ералаше» никогда нет халтуры, а есть попытки сделать еще лучше. Рукописи не горят, а «Ералаши» тоже. У нас уже 1300 сюжетов, которые прошли через мое сердце, через мою голову, они наполнены нашими хорошими эмоциями. «Между нот» и споры с Андреем Ильиным - Я больше склонялся к тому, чтобы в своем фильме «Между нот» снимать Александра Домогарова, а вся команда поддерживала кандидатуру Андрея Ильина. Но вместе с тем мне хотелось, чтобы он был антигероем, чтобы у него все эмоции были внутри, в душе, а не снаружи. Хотел я снять и Алексея Гуськова. У него более жесткое, нестандартное лицо. Но с Лёшей не получилось, он был занят. «Кого ты все-таки снял?» - спросил меня Гуськов, когда я его потом встретил. «Андрея Ильина», - ответил я. «Замечательный артист, - сказал Лёша. - Замечательный!» Теперь они в одном Театре Вахтангова вместе служат. Ильин показал глубину роли, ведь роль должна быть не только в длину, но и в глубину. Есть категория артистов, у которых всё снаружи, а Ильин играет чувственную часть. У нас были споры с Андреем, зачастую он вел свою линию, и все-таки то, что я хотел, то и получилось. Моя первая жена - личность - Я с особой теплотой вспоминаю Галину Яковлевну, мою первую жену. Это очень интересная фигура. Галина была фантастическим математиком с грандиозными успехами. Она окончила институт на всё самое лучшее, что только можно было, поступила в аспирантуру, практически написала диссертацию. А дальше… родились наши дети, потом они выросли. Мы были вместе тридцать пять лет, и у Галины Яковлевны случилась не то чтобы усталость, а глобальная потеря интереса ко мне как к художнику, человеку, который творит и созидает. Меня это больше всего огорчало. Борис Грачевский не хочет снимать дочь в "Ералаше"
Источник: sobesednik.ru
06:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!