"Диббук": камерный хоррор об ошибках прошлого

Sobesednik.ru - о режиссерском дебюте Кита Томаса, сумевшем на проверенной многочисленными хоррорами схеме создать нечто новое. Яков (Дэйв Дэвис) недавно покинул хасидскую общину и пытается адаптироваться к новой жизни, попутно борясь с чувством вины: однажды он не защитил младшего брата от троих антисемитов, в результате чего тот погиб. Однажды герою поступает предложение подработать шомером - сторожем, который по древнему иудаистскому ритуалу «шемира» остается на ночь с телом усопшего и читает молитвы, чтобы уберечь его душу от злых духов. Рассчитывая получить «легкие» деньги, Яков соглашается. Однако с каждым новым часом, проведенном в пустом мрачном доме наедине с трупом некого мистера Литвака и его женой (Линн Коэн), Яков узнает все больше тайн о прошлом покойного и выясняет, что его собственная душа находится в опасности. С первых секунд Томас погружает зрителя в ночной мрак, окутанный приглушенно грязной палитрой из красного, коричневого, желтого и зеленого цветов, нагнетающих неуютные ощущения. После четырнадцатиминутного неторопливого зачина герой оказывается в доме Литваков, где ненавязчиво, но эффектно начинает раскручиваться саспенс. Минуя классические скримеры, зиждущиеся на эффекте неожиданности и режущих звуках, режиссер делает ставку на тихий саспенс и грамотную работу с камерным пространством. Оставляя героя один на один с телом покойного, покрытым белой простыней, Томас позволяет тревоге накатывать самой по себе. У Якова (а вместе с ним и у зрителя) усиливается щемящее чувство и учащается дыхание от вида трещин на стене, попавшегося под ноги насекомого, незнамой и чужой обстановки в целом. Пространство организовано таким образом, будто героя все больше окутывает тьма, что создает ощущение загнанности в угол. За спиной - гроб, впереди - окутанный темнотой леденящий дом. Максимальный дискомфорт формируется за счет того, что буквально становится страшно бросить взгляд в любую сторону: кажется, что вот-вот то простыня колыхнется, то в темном углу вырастет безликая фигура. Остается смотреть в телефон, что Яков и делает. Вот только и с ним не все в порядке. На гаджет приходят жуткие видео сообщения с неизвестного номера, а голос знакомых оказывается обманкой потусторонних сил. При этом подавляющее количество времени герой погружен в гробовую тишину, которую лишь изредка прерывают тягучие оглушающие композиции Михаила Езерского. Из аудиальных приемов автор также использует знакомые всем скрежет и треск, свидетельствующие о приближении опасности. Зачин и структура дебютной картины Кита Томаса, показанной на фестивалях в Торонто, Сиджесе и Жерармере, классические. Главный герой с травмой прошлого по случайному стечению обстоятельств (или по воле судьбы) сталкивается со сверхъестественными силами и проводит собственное расследование, в процессе которого выясняет, что на душе усопшего лежит тяжкий груз - во время войны он застрелил любимую женщину по велению фашистов. Традиционно столкновение с демоном предполагает погружение в собственные болезненные воспоминания, о которых мы узнаем о флешбэках, мобилизацию собственных сил и пробуждение веры для спасения души. Сломается герой или пройдет через ночь ада как через психотерапевтический сеанс, примет прошлое и отпустит чувство вины является основной интригой «Диббука» (впрочем, как и любого хоррора). И в этом ключе Томас не предлагает ничего нового, однако сполна компенсирует усредненную схему национальным колоритом и формой, которая делает из фильма качественный камерный хоррор. А что еще лучше может вызвать страх в условиях пандемии, когда мы фактически также заключены в четырех стенах?
Источник: sobesednik.ru
17:20
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!