Монологи о шансоне. Часть 5: Александр Новиков.

Представляем вам пятую часть из цикла «Монологи о шансоне», которая приурочена к 20-летию «Радио Шансон». Героем этой публикации стал шансонье Александр Новиков. О шансоне по-русски Я радуюсь, что этот жанр выходит на какую-то новую орбиту, и уже никому не приходит в голову назвать шансон субкультурой, отлучать его от телевидения и прессы. Последние годы шансон перестали загонять в рамки подпольной, андеграундной музыки. Он никогда таким не был, просто отношение к нему всегда было предвзятым и несправедливым. О поэзии и вдохновении Муза тебя может посещать, ну раз, ну два, а остальное - работа. Поэтому нужно работать каждый день. Со мной так бывает, если что-то я не записал сразу, утром могу даже не вспомнить, о чем писал. Никаких прототипов в моих песнях не бывает. Чаще всего присутствует дух каких-то событий, которые даже не всегда со мной происходили. Стихи - это совершенно другой язык, это категории образов. И если Бог тебя не пометит своей дланью, то ничего не выйдет. Сейчас в песнях, в основном, идет рифмованная проза. Не скажу, что это плохо, но это совершенно другая область. Так что поэзия - это еще одно чувство, которое не может быть благоприобретенным. Оно может быть только врожденным. Если о песне можно рассказать другими словами, значит - ее нужно переписывать. О личном кризисе К 30 годам человек, накопив какой-то опыт, начинает думать состоялся он или еще нет. Достиг ли он каких-то вершин, осуществил ли свои желания. Вот и я в свои 30 лет ощущал, что ничего такого, что имело бы большой успех, не сделал. И внутри у меня созрела какая-то решимость. Но нужно было много чего: студию, музыкантов, инструменты… И все как-то сложилось. Это был, во многом, отчаянный шаг, но надо было сделать то, что нам казалось новым. Так получился альбом «Вези меня, извозчик». Собственно, «Извозчик» и определил мою дальнейшую жизнь. Сергей Есенин Когда я научился играть на гитаре три аккорда, я сразу подумал, что сейчас напишу прекрасные песни на стихи Есенина. Но это, конечно, было смехотворно. В разные годы я писал музыку на одно и то же его стихотворение, но ни опыта не было, ни понимания того, к чему прикасаешься. И однажды, по прошествии времени, я понял, что это нужно делать или сейчас, или уже никогда. Так в 1997 году мы записали пластинку «Сергей Есенин». Сейчас она уже стала классикой, а у меня появилось желание сделать еще одну пластинку. Ко второму альбому я шел 11 лет, но в итоге появился альбом «Я помню, любимая». Может быть, и не нужно играть эти песни каждый год, но хотя бы один раз в жизни такое сделать нужно. Во время работы над есенинскими альбомами, у меня был принцип, чтобы там не было Новикова, чтобы там был один Есенин. Важно было понять, как бы сам Есенин сделал из своих стихов песню, когда не было таких ресурсов, студии, инструментов как сейчас. И нужно понимать тот быт, то время: у них даже воды горячей не было! Есенин же не только пил и дрался, он писал гениальные стихи. И я пытался войти в его образ на какое-то время, чтобы понять его лучше. Да, я прочитал много разных материалов о нем и том времени, но самое важное, что я прочитал все его творчество. И надо сказать, что в разном возрасте ты понимаешь этого поэта по-разному. О Серебряном веке К сожалению, из всего богатого наследия поэзии Серебряного века, много материала на альбом не наберешь - от силы 30 стихов, которые будут песенны и понятны сегодня. Ведь там очень много «цеховщины», длинных форм и такой витиеватости, которая сегодня может казаться архаичной, и за пределами тех салонов потеряется. Это было пять лет тонкой ювелирной работы. Сегодня на стихи Серебряного века и мою музыку мы ставим спектакль-концерт «Ананасы в шампанском» в Уральском государственном театре эстрады. Премьера назначена на ноябрь 2020 года. Уверен, эту программу ждёт успех. О славе и признании Я записал альбом «Вези меня, извозчик» и меня за этот альбом посадили. Дали 10 лет. Отсидел я шесть. Через два года после того, как я вышел (а я не просил меня освобождать - меня Ельцин освободил особым указом), Верховный суд признал меня невиновным и приговор отменили. Но никто передо мной не извинился, а мне пришлось шесть лет побиться за свою жизнь. Потом пришло другое время, и вот за то, за что меня посадили, мне хотят дать звание заслуженного артиста. Я отказался от этого навсегда. Петь «Извозчика» я устал уже тысячу раз, и было время, когда я не пел его в концерте. Но зрители требуют именно эту песню, и я возвращаюсь на сцену петь эту песню, потому что прихожу сюда не для себя любимого петь перед зеркалами, а для зрителя, а зритель хочет «Извозчика». И, может быть, эта песня уже устарела - все-таки я ее написал более 30 лет назад, но вот зритель хочет ее, и ты ничего не поделаешь. Слава - это вещь, которая идет впереди тебя. Фанфары дудят, гудят, тебя везде узнают. Она тешит тебя, твою гордыню, и с ней очень сложно совладать. Когда же она начинает уходить, тебе хочется ее вернуть. А не всегда это возможно. И, бывает, в ход идут деньги. Ты начинаешь «кидать их в топку» в огромном количестве, но это, как правило, бесполезно. К счастью, я этого не делал и не делаю. Испытание славой бывает гораздо тяжелее, чем испытание деньгами. Прочитать другие «Монологи о шансоне»: Михаил Шуфутинский Сергей Трофимов Михаил Бублик Александр Ф. Скляр
Источник: sobesednik.ru
13:10
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!